nikitanik: (ілюзія)
Слова Бісмарка "Угоди з Росією не варті й паперу, на якому написані" майже дослівно повторив Путін на своїй "прямій лінії" 18 квітня ц.р. Цитую дослівно:


Цитата:Вы знаете, даже на наше предложение подписать какую-то ничтожную юридическую бумажку, где бы было написано, что это не против нас, наши американские партнёры отказываются даже от этой малости. Это удивительно, но это факт. И, естественно, у нас возникают вопросы: «А почему же вы не подписываете, если считаете, что это не против нас?»

Ерунда, казалось, бумажка, она, знаете, сегодня подписана, завтра её выкинуть можно, но и этого не хотят даже сделать.

http://nvspb.ru/tops/prezident-ob-ukrain...sion=print
Чесно і відверто!
nikitanik: (ілюзія)
Originally posted by [livejournal.com profile] levkonoe at Чжуан Чжоу(IV век до н.э.)
* * *

Когда не надо говорить и говоришь - теряешь слова.
Когда надо говорить и не говоришь - теряешь людей.
Мудрый не теряет людей, не теряет слов.


* * *
Положим, мы затеяли с тобой спор, и ты победил меня, а я не победил тебя, значит ли это, что ты и в самом деле прав, а я на самом деле не прав? А если я победил тебя, а ты не смог победить меня, значит ли это, что прав именно я, а ты не прав? Обязательно ли кто-то из нас должен быть прав, а кто-то не прав? Или мы можем быть оба правы и оба не правы?
И если мы сами не можем решить, кто из нас прав, а кто нет, то другие люди тем более не сделают этого за нас. Кто же рассудит нас? Если придет кто-нибудь, кто согласится с тобой, и не согласится со мной - то как ему рассудить нас? А если кто-то будет согласен со мной и не согласен с тобой, то как ему рассудить нас? Если же, наконец, позвать того, кто не согласен ни со мной, ни с тобой, то как ему рассудить нас? А если позвать того, кто согласен со мной и с тобой, то, поскольку он согласен и со мной и с тобой - как он может нас рассудить? Кого же нам еще ждать?

nikitanik: (ілюзія)
ЗЛО ВСЕГДА СВЯЗАНО со страданием, с попыткой понять, что является его причиной. Когда нам кажется, что мы эту причину поняли, мы наклеиваем на нее ярлык «зло». Но очень часто мы понимаем эту причину неверно.
Виктор Пелевин

http://esquire.ru/wil/pelevin
nikitanik: (ілюзія)
Originally posted by [livejournal.com profile] reznichenko_d at Помилки Януковича з точки зору Нікколо Макіавеллі

Трактат "ПРАВИТЕЛЬ" (1513 рік).


 Збірка цитат:

"...Перемога ніколи не буває такою в повній мірі, щоб переможець міг ні з чим не рахуватися, і особливо - міг зневажити справедливість..."

"...Цілком можливо вселити страх без ненависті. Щоб уникнути ненависті, правителю необхідно утримуватися від посягань на майно громадян і підданих, і на їх жінок. Навіть коли правитель вважає за потрібне позбавити когось життя, він може зробити це, якщо в наявності підходяще обгрунтування і очевидна причина. Та він повинен остерігатися зазіхати на чуже добро, бо люди швидше простять смерть батька, ніж втрату майна..."

"...Не вся жорстокість подібна одна на одну. Жорстокість застосовувати добре в тих випадках (якщо, звичайно, дозволено погане називати добрим), коли її проявляють відразу і з міркувань безпеки, якщо не упираються в ній, і, по можливості, звертають на благо підданих. Погано застосовувати жорстокість в тих випадках, коли спочатку розправи відбуваються рідко, але з часом частішають, а не стають рідше. Діючи першим способом, можна, з Божою і людською допомогою, втримати владу. Діючи другим - неможливо..."

"...Перед обличчям небезпеки пізно привласнювати собі абсолютну владу..."

"...Якщо станеться важкий час, зло робити пізно, а добро марно, бо його вважатимуть вимушеним, та не будуть за нього вдячні..."

"...Роззброївши підданих, ти образиш їх недовірою, і виявиш тим самим боягузтво або підозрілість, а обидві ці якості не прощаються правителям. І так як ти не зможеш обійтися без війська, то мимоволі звернешся до найманців. А сил найманців недостатньо, аби захистити тебе від могутніх ворогів і невірних підданих..."

"...Найманці славляться тим, що повільно і мляво наступають, зате з чудовою швидкістю відступають..."

"...Міцна і рішуча влада ніколи не допустить розколу; якщо в мирний час вони корисні правителю, оскільки допомагають йому тримати в руках підданих, то у воєнний час згубність їх виходить назовні..."

"...Краще уникати союзу з тими, хто сильніший тебе, якщо до цього не спонукає необхідність. Бо в разі перемоги сильного союзника ти у нього в руках, правителі ж повинні остерігатися потрапляти в залежність до інших правителів..."

"...Союзницькі війська - різновид непотрібних військ. Це війська сильного сусіднього правителя, які закликаються для допомоги і захисту. Самі по собі такі війська можуть відмінно і з користю послужити своєму правителю, але для того, хто їх закликав на допомогу, вони майже завжди небезпечні, бо поразка їх загрожує правителю загибеллю, а перемога - залежністю..."

"...Найкраща з усіх фортець - не бути ненависним народу: які фортеці не будуй, вони не врятують, якщо ти ненависний народу, бо коли народ береться за зброю, на підмогу йому завжди з'являться чужоземці..."

"...Війни не можна уникнути, її можна лише відтягнути - до вигоди супротивника..."

nikitanik: (ілюзія)
Когда они пришли за коммунистами, я вступился, хотя я и не коммунист. Но потом коммунисты пришли за мной


Цю геніальну фразу побачив у gns_ua

http://gns-ua.livejournal.com/2247844.html
nikitanik: (ілюзія)
Цитата из блога [livejournal.com profile] tareeva
"Сталин за всю свою ужасную, чудовищную жизнь, сделал одно доброе дело, написал работу «Марксизм и вопросы языкознания». К моменту написания этой работы советское языкознание находилось при последнем издыхании, а, может, уже и перешло эту черту. В языкознании господствовало «Новое учение о языке» академика Николая Марра. Язык в нем рассматривался, не как общенациональное явление, а как явление классовое. Он отражал не только существование классов, но и классовую борьбу. Словом чушь несусветная. Сейчас марризм считается псевдонаукой. Как всегда у нас правильным считалось одно направление, а все другое считалось не только неверным, но и вредным, подрывающими основы марксизма и социалистической системы. Все другое запрещается, а ученые, представители других направлений, как минимум лишаются возможности работать, а иногда и подвергаются репрессиям. Среди лингвистов репрессий еще не было, но было ощущение, что они вот-вот начнутся. Великий Виктор Владимирович Виноградов был уволен с поста декана филологического факультета МГУ, а Борис Александрович Серебренников уволен из университета. У Виноградова вообще была интересная судьба. Его то ссылали, то возвращали из ссылки, то опять ссылали. Наверное, от этого он всегда был злой как черт, и общаться с ним было трудно. Я, может быть, ошибусь в каких-нибудь деталях, дело давнее, но в существенном не ошибусь. Это происходило на моих глазах.

В 1950 году грузинский лингвист Арнольд Степанович Чикобава, противник учения Марра, написал об этом большое письмо Сталину. Благодаря личной дружбе Чикобавы с одним из руководителей компартии Грузии и личному знакомству этого руководителя со Сталиным, письмо дошло до адресата, и было Сталиным прочитано. Это письмо могло стоить Чикобаве жизни, и, верно, он к этому был готов, но случилось иначе. Сталин ухватился за это письмо. Почему Сталин поступил именно так, объяснить можно. К этому времени Сталин уже исчерпал все возможности классового подхода. Классовый подход позволил ему провести коллективизацию, а также уничтожить всех тех, кто, по его мнению, мог угрожать его самодержавной власти. Совершив контрреволюционный переворот, подменив проект коммунистический проектом имперским, Сталин уничтожил всех, кто делал революцию и победил в Гражданской войне, опасаясь, что они могут не согласиться с этой подменой. При этом Сталин заявил, что на пороге бесклассового общества классовая борьба обостряется, и эти люди стали классовыми врагами. Больше из классового подхода ничего извлечь было невозможно. На Второй мировой войне пролетарии всех стран стреляли друг в друга, братания не было, и Сталин понял, что ставить на национальные чувства надежнее, чем на классовые, что он и сделал после войны. Письмо Чикобавы оказалось как нельзя более кстати, чтобы утвердиться на этих позициях. Для того, чтобы написать эту работу, Сталину вовсе не нужно было разбираться в языкознании. Он использовал мысли и идеи, изложенные в письме Чикобавы и привлек к работе В.В. Виноградова.

Публикация этой работы Сталина круто изменила ситуацию в языкознании. В частности, Серебренников смог вернуться в университет, а Виноградов в 1951 году получил Сталинскую премию. Я не помню, как формулировалось, за что была эта премия, но было ясно, что это Сталин благодарит В.В.Виноградова за совместную работу."

http://tareeva.livejournal.com/121465.html
nikitanik: (ілюзія)
"...В Западной Белоруссии и Западной Украине сразу приступили к организации советских органов в районах, которые в 1939г. вошли в состав СССР...
Во Львове и других западноукраинских городах была также большая еврейская прослойка, как среди рабочих, так и среди интеллигенции. Не помню, чтобы от этой части населения исходило что-либо отрицательное, антисоветское. Среди еврейских рабочих и интеллигенции было много коммунистов. Организация коммунистов называлась КПЗУ (Коммунистическая партия Западной Украины). В нее входили и украинцы, и евреи. А когда мы собрались на митинг во Львовском оперном театре, то пригласили туда и украинцев, и евреев, и поляков, в основном рабочих, хотя пришла и интеллигенция.
Выступали там среди других и евреи, и нам странно было услышать, как они сами говорили: "Мы, жиды, от имени жидов заявляем..." и прочее. Дело заключалось в том, что по-польски евреев так называют в обыденной речи, не имея в виду ничего дурного. Мы же, советские люди, воспринимали это как оскорбление еврейского народа. И потом, в кулуарах собрания я спрашивал: "Отчего вы так говорите о евреях? Вы произносите - "жиды", это же оскорбительно!". Мне отвечали: "А у нас считается оскорбительным, когда нас называют евреями". Для нас слышать такое было очень странным, мы не привыкли к этому. Но если обратиться к украинской литературе, то в ней слово "жид" тоже звучит не ругательным, а вроде определения национальности. Украинская песенка:
"Продам тэбэ, жидовi рудому" означает "Продам тебя, еврею рыжему". Этот эпизод запечатлелся в моей памяти, потому что противоречил нашей практике, нашей привычке."
Никита Сергеевич Хрущев
Время, Люди, Власть (Книга 1)
http://www.many-books.org/auth/12794/boo..._I/read/57
nikitanik: (ілюзія)
Коли не знаєш, що робити - потрібно робити те, чого не хоче твій ворог (Юрій Нестеренко)

http://yury-nesterenko.livejournal.com/58692.html

как я уже не раз говорил, в ситуации, когда не знаешь, что делать - надо делать то, чего не хочет твой враг.
nikitanik: (ілюзія)

«Мировой кризис»  написан ярким, остроумным, в ряде мест язвительным языком непосредственного участника  событий.  В 1932 году  Государственное военное издательство выпустило  перевод последнего (пятого) тома воспоминаний Черчиля (потому что  несколько глав именно этого тома специально посвящены интервенции Антанты в Россию). Однако я предлагаю вашему вниманию главу, посвященную не России, а Греции. Почему именно эту главу? Ответ – в выделенных цитатах. Если вырвать их из контекста, забыть, когда это было написано и о ком.... цитаты прозвучат ну очень актуально.
Winston S. Churchill

(сокращенный пересказ с цитатами)

Эта глава заставляет нас вспомнить эпоху классической древности. Мы говорим здесь о настоящей греческой трагедии, где случай является послушной служанкой судьбы. Сцена и обстановка трагедии – мировая война, а тема ее – “как Греция приобрела вожделенную империю и как независимо от своей воли  потеряла ее ”. Прологом нам послужит краткий обзор предшествующих событий.
Перед мировой войной в течение нескольких лет Греции посчастливилось иметь самую выгодную из всех политических комбинаций – конституционного монарха (король Константин І) и народного вождя (премьер-министр Элефте́риос  Венизе́лос). Каждый из них работал в своей собственной области и оказывал  другому почтительную и искреннюю поддержку. В результате их успешной политики размеры и население Греции почти удвоились  (за счёт присоединения Македонии, Крита и Эгейских островов). Константин и его королевство необычайно быстро приблизились к осуществлению своей мечты, – восстановлению Греческой империи.
В этот момент началась Армагеддонская битва народов.
Следует сказать, что Константин, женатый на сестре кайзера и глубоко веривший в военную мощь Германии, был убежден, что Германия выиграет войну. Он боялся того, что в конце войны Греция вместе с разбитой Англией окажется перед лицом торжествующей и беспощадной Германии и мстительной Болгарии. 
 Венизелос же был сторонником войны Греции на стороне Антанты.
Между королем и премьером возник непримиримый конфликт. В результате чего в 1916 году Греция размежевалась на две части — контролируемые соответственно Константином и Венизелосом, каждая со своим правительством (это событие известно как «национальный раскол»). Конфликт завершился давлением дипломатии и войск Антанты, изгнанием короля весной 1917 года, коронацией его сына  Александра. Под командованием Венизелося Греция вступила в войну на стороне Антанты.
Тем временем Константин изнывал в изгнании, а греческие политики (которые лишили бы свою страну всякого участия в победе и заставили бы ее разделить судьбу побежденных, если бы им удалось провести свою линию) – так вот, эти политики мрачно дождались часа отмщения.
После победы Венизелос прибыл в Афины и привез родине огромные результаты победоносной войны и мудрой политики. Восторг приветствовавших его толп проявлялся тем более бурно, что всего несколько недель тому назад он едва спасся от покушения, устроенного на него на одной парижской железнодорожной станции. Он возвел свою страну, почти помимо ее воли, на высочайшую вершину, какой она когда-либо достигла в эпоху новой истории. Огромные ставки политической игры еще не перешли окончательно в руки Греции, но в виду помощи сильнейших держав и их знаменитых лидеров не было, казалось, никаких оснований думать, что проблемы будущего окажутся более страшными, чем те, которые Венизелос так успешно разрешил в прошлом.
В этот момент на сцене разыгрался один из тех неожиданных эпизодов, без которых не обходится ни одна греческая трагедия.
2 октября 1920 г. король Александр, гуляя по саду со своей любимой овчаркой, заинтересовался проделками пары обезьян, которые принадлежали к числу наименее дисциплинированных любимцев королевского дворца. Овчарка бросилась на обезьян, а самец в отместку бросился на короля и укусил его в ногу. Рана, хотя и причинявшая большие страдания, не была сочтена докторами серьезной. Но укус вызвал нагноение, воспаление усилилось, затем обнаружились и другие более серьезные симптомы, и три недели спустя Александр умер.
Вряд ли было бы преувеличением сказать, что от этого укуса обезьяны погибло около четверти миллиона человек.
Греческая конституция не требовала, чтобы в случае смерти монарха назначались общие выборы, но все же вопрос о преемнике покойного короля вызывал большие затруднения. По-видимому, Венизелос хотел возвести на трон маленького сына короля Александра и до его совершеннолетия объявить регентство. Но в конце концов было решено предложить трон принцу Павлу греческому. Павел жил в Швейцарии в семье своего изгнанного отца. Получив соответствующее приказание, он ответил, что может принять предложение только в том случае, если будут произведены выборы и греческий народ окончательно выскажется против кандидатуры его отца и его старшего брата, принца Георгия. Всеобщие выборы стали поэтому неизбежны.
Венизелоса выборы нисколько не страшили. Полагаясь на свою популярность и глубоко убежденный в своих заслугах перед греческим народом, он ничего не имел против того, чтобы предложить избирателям прямой вопрос: согласны ли они на возвращение Константина или нет? При такой обстановке пришлось разрешить всем сторонникам бывшего короля возвратиться из изгнания и принять активное участие в выборах. Казалось бы, что в вердикте общественного мнения, поставленного перед вопросом: “Константин или Венизелос”, нельзя было сомневаться, особенно в тот момент, когда мировые события окончательно дискредитировали первого и полностью оправдали второго. Но самонадеянный критянин  не принял в расчет то напряжение, которое испытывала его маленькая страна; он не учитывал ни раздражения, вызванного в населении союзнической блокадой, примененной для того, чтобы заставить Грецию вступить в войну, ни недовольства, порождаемого обстановкой военного времени, ни своевольного поведения многих его агентов, ни влияния своих политических оппонентов, которые были целиком поглощены партийной политикой и жаждали мести и мщения. За время его вынужденного отсутствия и почти постоянного пребывания в Париже и Лондоне греческий народ не чувствовал на себе его личного обаяния и ощущал лишь тяжелый гнет его подчиненных. Ни один из сколько-нибудь авторитетных людей Греции или за ее пределами не сомневался, что венизелисты получат значительное большинство.
Но результаты выборов, оглашенные вечером 14 ноября, были для всех полной неожиданностью. Кандидатура самого Венизелоса была провалена, а его сторонники получили только 114 мест, между тем как оппозиция получила 250 мест.
Греческая партийная политика ведется в очень быстрых формах. Венизелос сразу же заявил, что он подаст в отставку и оставит страну. 17 ноября на яхте одного из своих друзей уехал в Италию. Таким образом, греческий народ в момент своих величайших надежд и опасений лишился того властного человека, который создал столь благоприятную ситуацию и который один мог бы успешно завершить начатую кампанию.
Те, кто желает проследить внутреннюю связь событий, должны внимательно изучить последствия, вызванные падением Венизелоса. Хотя Греция была маленьким государством, находилась в чрезвычайно трудном положении и была окружена врагами, она позволила себе опасную роскошь, – она разделилась на два лагеря. Существовала, с одной стороны, Греция Венизелоса, стоявшая за союзников, с другой стороны – Греция Константина, стоявшая за Германию. Союзнические симпатии были связаны исключительно с Грецией Венизелоса, а союзнический гнев сосредоточивался на Греции Константина. Бывший греческий король в глазах британского и французского народа был своего рода пугалом и в смысле непопулярности стоял на втором месте после кайзера. Это был монарх, который, вопреки желанию и интересам своего народа и руководясь личными и семейными соображениями, бросил или хотел бросить свою страну во вражеский лагерь, оказавшийся в конце концов лагерем побежденных. Было бы нелепо требовать, чтобы британская или французская демократия соглашалась на жертвы или выступления ради народа, истинное настроение которого обнаруживалось в выборе подобного человека. Возвращение к власти Константина уничтожило все симпатии союзников к Греции. Ради Венизелоса они соглашались многое терпеть, но ради Константина не желали делать ничего. После того как прошел первый порыв изумления, правительственные сферы почувствовали даже некоторое облегчение. Теперь уже не было никакой нужды проводить антитурецкую политику; наоборот, хорошие отношения с Турцией более всего соответствовали бы французским интересам.
Три великие державы (Британия, Франция и Соединенные Штаты) заявили, что “если Константин опять займет греческий трон, то Греция не получит от союзников никакой финансовой помощи”.
Греция, разрываемая внутренними раздорами, должна была отныне одна преодолевать грозившие ей опасности.
В этот момент греческой истории широкие массы греческого народа могли внушать только жалость. Перед греками были поставлены непосильные задачи, им задавались вопросы, на которые они не могли ответить, и они не понимали последствий, к которым должны привести их решения. Бремя войны, мобилизации и военного управления они испытывали на себе дольше, чем какой бы то ни было другой народ утомленного войною мира. Их страну раздирали партийные раздоры; в лоне одного маленького измученного государства оказались две враждебных нации... Теперь им предстояло пойти на авантюру, гораздо более смелую и безнадежную, чем какая бы то ни была из тех, которые мы описывали раньше: войну с Турцией, целью которой было создание «Великой Греции».
Это была величайшая кампания, предпринятая греками со времен классической древности. После значительных успехов в начале войны Греция потерпела разгромное поражение от турецких войск под командованием Ататюрка, которое привело не только к потере значительной территории, но и к гуманитарной катастрофе — Греции пришлось принять около 1,2 млн греческих беженцев, изгнанных с родных земель.

http://grachev62.narod.ru/churchill/chapt18.htm

nikitanik: (Default)
…нема такої дурної річи, до якої не можна б переконати людей. Якраз розумної справи дуже важко боронити. Вже її платформу тяжко вдержати, не то завоювати для неї нові простори. Бо «правда» зовсім не є «проста», як звичайно думають. Правда це те, що комусь найсильніще і найглибше вбилось в душу. Розумній людині вбивається в душу розумна правда, а дурній дурна. Й обороняти розумну правду далеко важше чим дурну 

Спогади Осипа Назарука «Рік на Великій Україні. Конспект споминів з української революції» (Відень, 1920)

Побачив у joanerges
http://joanerges.livejournal.com/1549396.html
nikitanik: (Default)
""Insanity is doing the same thing over and over again but expecting different results." 
Традиційно "іnsanity"  перекладають українською як "божевілля".  Однак НМД більше тут підходять такі синоніми, як "безумство, дурість, глупота".
Цю фразу традиційно приписують Ейнштейну, але немає ніяких свідоцтв, що саме він це сказав.
http://wiki.answers.com/Q/Who_first_said_the_definition_of_insanity_is_to_do_the_same_thing_over_and_over_and_expect_different_results


nikitanik: (Default)
 Як ви в принципі вибираєте собі союзників?

- Ми коли визначалися, кого підтримувати на президентських виборах, відправляли кандидатам свої листи з запитаннями, там було близько десяти питань на різні теми. Зокрема, і щодо рішення проблем кримських татар. Нас цікавило ставлення кандидатів у президенти до перспектив євроатлантичної інтеграції, наявності іноземної військової бази на нашій території.

Янукович взагалі нам не відповів, а в кулуарах люди з його оточення мені пояснили: «Якщо ми відповімо так, як ви хочете, ми здобудемо ваші голоси, але втратимо голоси росіян. Тому й не відповідаємо».

Юлія Тимошенко відповіла нам. Щоправда, в дещо дивній формі. Вона сказала, що, наприклад, питання про іноземну військову базу буде вирішуватися в дусі братських відносин з Росією і відповідно до Конституції України. Але це дві взаємовиключні речі. Оскільки, якщо виходити з Конституції, то іноземних військових баз на нашій території не повинно бути. А, якщо виходити з міркувань братських відносин з Росією та її стратегічних інтересів, то Крим їй треба було б віддати...

Уніан


nikitanik: (Default)
— Але, Людвігу, ти мусиш знати: у цього народу є нічим і ніколи не прикрита ахіллесова п'ята. Ці люди абсолютно позбавлені вміння прощати один одному не-згоди навіть в ім'я інтересів загальних, високих. У них немає державного інстинкту... Ти знаєш, вони не вивчають історії. Дивовижно. Вони вже двадцять п'ять літ живуть негативними лозунгами одкидання бога, власності, сім'ї, дружби! У них від слова «нація» остався тільки прикметник. У них немає вічних істин. Тому серед них так багато зрадників... От ключ до скриньки, де схована їхня загибель. Нам ні для чого знищувати їх усіх. Ти знаєш, якщо ми з тобою будемо розумні, вони самі знищать один одного.
— Йа фатер! Ми будемо нищити їх, лише поскільки кожний солдат мусить убить ворога і позбавить честі ворогиню. Я зрозумів тебе. Дальше вони самі будуть нищи-ти один одного! Я розділю їх, куплю, розбещу!
— Я бачу, хлопчику, тебе дечому навчили. Їх треба розбити, поки вони не очуха-лись од своїх помилок. Якщо ж не встигнем — ми пропали.
— Фатер, я їх озброю! Я дам одному брату зброю, другому ні, от вони й вороги до смерті!

http://svitslova.com/literatura/teksty/1680-ukrajina-v-ogni-dovjenko.html?start=7

Profile

nikitanik: (Default)
nikitanik

October 2015

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 05:17 am
Powered by Dreamwidth Studios