nikitanik: (свічка)
Довкола мене - цвинтар душ
на білім цвинтарі народу.
Пливу в сльозах. Шукаю броду.
Над вишнями літає хрущ.
Весна. І сонце. І зело.
Стоять сади, немов кульбаби.
Спізнілі зорі, наче краби,
вп'ялися в небо. Творять тло.
Свіча горить. Горить свіча,
а спробуй - віднайди людину,
обжив, самотній, домовину.
Блукають тіні з-за плеча.
Безмовні тіні. На лиці
лиш очі і уста безгубі
шепочуть: ми підданці згуби
і мерзнуть сльози на щоці...



* * *
Довкола мене - цвинтар душ
на білім цвинтарі народу.
Пливу в сльозах. Шукаю броду.
Над вишнями літає хрущ.
Весна. І сонце. І зело.
Стоять сади, немов кульбаби.
Спізнілі зорі, наче краби,
вп'ялися в небо. Творять тло.
Свіча горить. Горить свіча,
а спробуй - віднайди людину,
обжив, самотній, домовину.
Блукають тіні з-за плеча.
Безмовні тіні. На лиці
лиш очі і уста безгубі
шепочуть: ми підданці згуби
і мерзнуть сльози на щоці.
Ми розминулися з життям.
Не тим, напевно, брались шляхом,
заприязнилися із жахом
під буряних віків виттям.


1976

nikitanik: (ілюзія)
Originally posted by [livejournal.com profile] jaga_lux at ИВАН МАРЧУК :: J.B.YEATS :: Мертвые - живут.


ПРОКЛЯТИЕ КРОМВЕЛЯ

Вы спросите, что я узнал, и зло меня возьмет:
Ублюдки Кромвеля везде, его проклятый сброд.
Танцоры и влюбленные железом вбиты в прах,
И где теперь их дерзкий пыл, их рыцарский размах?
Один остался старый шут, и тем гордится он,
Что их отцам его отцы служили испокон.
Что говорить, что говорить,
Что тут еще сказать?

Read more... )

The Curse of Cromwell

YOU ask what — I have found, and far and wide I go:
Nothing but Cromwell’s house and Cromwell’s murderous crew,
The lovers and the dancers are beaten into the clay,
And the tall men and the swordsmen and the horsemen, where are they?
And there is an old beggar wandering in his pride —
His fathers served their fathers before Christ was crucified.
O what of that, O what of that,
“What is there left to say?



All neighbourly content and easy talk are gone,
But there’s no good complaining, for money’s rant is on.
He that’s mounting up must on his neighbour mount,
And we and all the Muses are things of no account.
They have schooling of their own, but I pass their schooling by,
What can they know that we know that know the time to die?
O what of that, O what of that,
What is there left to say?



But there’s another knowledge that my heart destroys,
As the fox in the old fable destroyed the Spartan boy’s
Because it proves that things both can and cannot be;
That the swordsmen and the ladies can still keep company,
Can pay the poet for a verse and hear the fiddle sound,
That I am still their servant though all are underground.
O what of that, O what of that,
What is there left to say?



I came on a great house in the middle of the night,
Its open lighted doorway and its windows all alight,
And all my friends were there and made me welcome too;
But I woke in an old ruin that the winds. howled through;
And when I pay attention I must out and walk
Among the dogs and horses that understand my talk.
O what of that, O what of that,
What is there left to say?









nikitanik: (свічка)
Как им объяснять? - только наглядно. Иначе понять невозможно.
Но наглядно - жестоко. Поголодай недели две, тогда поймёшь.
Неееет... Не поймёшь. Не всё так просто, погоди.
Чтобы понять до конца - надо поголодать с детьми совместно, со своими кровными детьми, с грудными опять же.
Со стариками.
С беременной женой.
Как желать людям этой наглядности?
Нельзя желать такое, даже для понимания.
Поэтому я рада, что они не понимают.
Не дай Бог вам такого - непонимающие.
Не дай Бог...
diana_ledi
http://diana-ledi.livejournal.com/978329.ht
nikitanik: (свічка)

Холодная весна. Голодный Старый Крым,
Как был при Врангеле — такой же виноватый.
Овчарки на дворе, на рубищах заплаты,
Такой же серенький, кусающийся дым.

Всё так же хороша рассеянная даль —
Деревья, почками набухшие на малость,
Стоят, как пришлые, и возбуждает жалость
Вчерашней глупостью украшенный миндаль.

Природа своего не узнаёт лица,
И тени страшные Украины, Кубани...
Как в туфлях войлочных голодные крестьяне
Калитку стерегут, не трогая кольца...



Май 1933
nikitanik: (Default)
Originally posted by [livejournal.com profile] felbert at В Европе стали бестселлером... комиксы о Голодоморе в Украине


Во Франции вышла книга комиксов известного итальянского художника Игорта Тувери "Украинские тетради" (воспоминания о советских временах). В Украину художник приезжал несколько лет назад, чтобы посетить музей Чехова в Ялте. А потом решил продолжить свое путешествие по стране. 10 тысяч экземпляров этой книги мгновенно разлетелись во Франции и Италии. Вскоре сборник иллюстрированных историй и воспоминаний украинцев о недавнем прошлом выйдет в английском, немецком и испанском переводе.

По отзывам специалистов и любителей жанра, Игорт является одним из самых заметных итальянских художников, которые специализируются на комиксах. Он является лауреатом многочисленных конкурсов, имеет собственное издательство, а также - репутацию автора увлекательных рисованных детективов.

Украина: шок и открытие

Эммануэль из парижского книжного магазина "Galérie BD Spirit", который специализируется на сборниках комиксов, отмечает масштабы проекта итальянского художника: "Игорт является одним из самых заметных, если не самым заметным, мастером итальянского комикса за последние 30 лет. Он руководит лучшим специализированным издательством Италии и принимает участие во многих международных проектах».

"Украинские тетради" - принципиально новый для автора жанр. В интервью Би-Би-Си он сказал, что в его творческой жизни впервые так случилось, чтобы тема неожиданно заинтересовала его настолько, что заставила на какое-то время отказаться от всех остальных творческих планов.

"Сначала мы хотели сделать проект о доме Чехова в Ялте. Но в Украине я почувствовал настоящий шок от того, что увидел и услышал. Со мной впервые такое случилось. Это было что-то странное, будто внутренний взрыв. И я тогда позвонил своему издателю и сказал, что хочу делать совсем другую книгу".

Неизвестный Голодомор

Потрясшей его информацией стала для Игорта тема Голодомора. До приезда в Украину он никогда не слышал об искусственном голоде, организованном коммунистической властью тогдашнего СССР, который забрал жизни миллионов украинцев.

Игорт: "Я также снял короткий фильм, где-то на 3 минуты, в котором можно увидеть настоящие лица моих героев. Один из них, Николай Васильевич, просто на улице начал плакать. Это было потрясающе, это невероятная, невыраженная боль!"

На долгих два года Игорт обосновался в Днепропетровске. Все это время он путешествовал по городам и селам Восточной и Южной Украины. Художник заметил, что людям в этих регионах все еще присущ советский способ мышления и виденья мира. "Я смотрел телевизор и не находил европейских или американских телеканалов. В это время проходили выборы Обамы. Но теме выборов президента США не уделили и трех минут, зато о дне рождения Путина рассказывали минут шесть. Путина показывали с голым торсом, как он якобы охотится на сибирского тигра или раздаривает часы малоимущим россиянам. Никто из нас и подумать не мог, что люди здесь все еще живут холодной войной и советской риторикой. Ведь это совсем другая эпоха".

До поездки в Украину Игорт никогда не слышал о Голодоморе. Позже, поговорив с десятками свидетелей, которым посчастливилось выжить в те времена, художник так и не смог найти никаких объяснений тому факту, что об этом преступлении так мало знают на Западе.

"Украинские тетради", по определению самого автора, - это история с маленькой буквы. Иначе говоря – это несколько портретных зарисовок под общим переплетом. Герои его произведения - обычные люди, которые рассказывают о своей жизни. Большинство таких разговоров начинались просто на улице.

Украинская история и современность – способность выживать

"Как-то я увидел на улице старушку. Было минус 19, а она со своей палочкой на выходе из большого магазина предлагала людям взвеситься на своих старых весах. На всех - по 200 килограммов одежды, кто же захочет проверять свой вес? Но бабушка была будто воплощением беспомощности. Воплощением жизни, когда выжить - чрезвычайно трудно".

Итальянский художник заметил, что закончив работу над "Украинскими тетрадями", он лучше понял символику Франца Кафки. По его мнению, описанный писателем абсурд, как оказалось, "не такой уж и вымышленный". В то же время Игорт отметил, что такая способность противостоять трудностям в жизни, которую он увидел в Украине, "вряд ли существуют в любой другой стране мира".

Иностранец, позволяющий нам лучше понять себя

Роман в картинках начинается с сюжета о Днепропетровске, в котором по несколько дней в кранах нет воды. На 176 страницах "Украинских тетрадей» Игорт рассказывает истории простых украинцев, с которыми он общался на улице. Таких как, например, Наталья Серафимовна, которая пережила Голодомор, или Николай Васильевич, который вспоминает о годах немецкой оккупации. Мария Ивановна вспоминает, как в 1930-тых по улицам ездили телеги, заваленные трупами. Она грустит о брежневских временах, когда продукты были дешевыми, хотя одежду и другие товары можно было купить только в рассрочку. Сегодня, потратив все деньги на лечение, Мария Ивановна просит милостыню на улицах и ждет смерть. А Николай Иванович ностальгически вспоминает свой колхоз и чувствует себя совершенно потерянным в сегодняшней Украине.
Также Тувери добавляет к книге отчеты НКВД тех времен. Заканчивается книга зарисовкой о том, что на украинских рынках запросто можно купить продукты, которые выращиваются в зоне отчуждения...

"Иностранец делает то, что должны делать сами украинцы - рассказывает правду о нашей истории. Мы свяжемся с художником, чтобы привезти его работу к нам, - говорит президент ассоциации исследователей Голодомора в Украине Леонтий Лукьяненко. - Через эти картины нас видят европейцы».

«Это погружение в историю ХХ века нужно для того, чтобы лучше понять постсоветские страны, которые сейчас открываются для себя самих», - пишет французский рецензент.
"Нам известно об ужасах коммунистической диктатуры, но лишь немногие знают о страшной трагедии украинского народа, который голодал по воле одного человека, - добавляет другой. - "Украинские тетради" полностью заслуживают быть включенными в уроки истории".

Фрагменты книги )


Profile

nikitanik: (Default)
nikitanik

October 2015

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
181920212223 24
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 21st, 2017 04:33 am
Powered by Dreamwidth Studios