nikitanik: (Default)
nikitanik ([personal profile] nikitanik) wrote2015-10-24 10:10 pm

Продолжение


20) ПОЛИТИЗИРОВАННОСТЬ. Американцы политизированны. Не только на словах, но и на деле. Значительная часть семейных финансовых средств постоянно отдаётся в различные фонды в пользу малоимущих, больных, неграмотных, на те или иные благие цели. Это ни в коей мере не покупка формальных индульгенций, чтобы тебя оставили в покое, а именно участие, причём участие самое эффективное – деньгами, субсидиями. В политике участвуют также хождением на митинги, пикеты, активной личной поддержкой различных политических начинаний и кампаний. Вся Америка покрыта густой сетью «community centers» - местных общественных центров, где регулярно собираются жители городских и пригородных микрорайонов, активно интересующихся вопросами общественного блага.

Американское сознание – сознание либеральное по преимуществу.  Дело в том,  что консервативное сознание – это защита реально выверенных и хорошо работающих ценностей прошлого и одновременно готовность идти навстречу всем разумным реформам, необходимым для интеграции в традиционное общество новых поколений и социальных групп.  Когда консерваторы становятся закрыты ко всем реформам и вообще не хотят допускать никаких, они перестают быть консераторами и становятся чистыми реакционерами. А поскольку современный мир вступил в естественный период объективно необратимого умирания всех патриархальных социальных и религиозных систем и идеологий, нынешние консерваторы всё чаще попадают в ловушку реакционности. Реакционность же, причём любая – беспроигрышный путь к насильственной ломке статуса-кво. Кроме того, оружие реакционеров, как и религиозных фундаменталистов на любой основе всегда одно и то же: подавление, насилие, страх, манипуляция и неверие ни в человеческое достоинство и здравомыслие, ни в Промысел свыше.

Сегодня слово «либерализм»  часто используется в Америке в значении «левое реформаторство», но это не должно никого вводить в заблуждение. Основа Америки – классический либерализм, и американские консерваторы по своей сути остаются теми же классическими либералами. Ни один американский консерватор, если он не повредился в уме, никогда не скажет о себе: «Да, я ретроград и мракобес». Его засмеют. Америка была и остаётся детищем мыслителей Эпохи Просвещения 17-18 веков. Отцы-Основатели Соединённых Штатов как таковых – это Бенджамен Франклин, Томас Джефферсон и их сподвижники. Но в первую очередь отцом американской демократии является Джон Локк. Америка – реализация идей не только Локка, но и Гоббса, Вольтера, Монтескье, Руссо, Адама Смита, Томаса Пейна – всех тех, кто являются страшным пугалом для современной России, поскольку отстаивают человеческое достоинство, верховенство права, защиту прав человека. Именно этим мыслителям сегодня объявлена война не на жизнь, а на смерть средневековым московским сознанием. Именно им сегодня противопоставлены так называемые «традиционные ценности» Московской Руси – бесправие граждан и отсутствие гражданственности как таковой, верховенство силы, растворение личности в коллективе и право властей манипулировать своими подданными во имя любых целей, объявленных «великими».  Два главных бога, во имя которых сегодня московская церковь и московская тайная полиция объединились в борьбе с западным гуманизмом, суть Регресс и Репрессии.

Интересно отметить, что при всей своей звериности коммунистическая Россия не решалась напрямик избавиться от балласта принципов Эпохи Просвещения, из которых втайне ценила лишь очевидный перегиб – гильотину французских якобинцев. Избавиться от балласта принципов Эпохи Просвещения ей эффективно помогла Московская Патриархия. На наших с вами глазах.

21) ГОЛЛИВУД.  Мне иногда задают вопрос о  том, насколько  реальная жизнь США соответствует тому, как её изображает Голливуд. Отвечаю: на все 100%. Возможно, когда люди говорят о голливудских штампах и стереотипах, они забывают о том, что кино – единственное из всех искусств, которое не стремится дать фотографическое изображение объективной реальности, но в первую очередь оперирует мифами, а следовательно и архетипами. Если бы голливудское кино искажало реальность или приукрашивало её, фильм не был бы принят публикой и не окупил расходы на самого себя, а это в ситуации чистого капитализма всегда верная смерть. Кино - это мифология, развлечение, индустрия и средство воспитания зрителей. Одно дело - условности голливудской эстетики, например, хэппи-энд, обязательный в некоторых жанрах и отсутствие хэппи-энда в других, другое дело – коммерция и постоянная обратная связь между киномастерами и зрительской массой.

В истории звукового голливудского кино были периоды более (1929-36 и 1955-1980 годы) и менее (1937-1954 и 1990-е годы) реалистического показа повседневной жизни Америки и её проблем, но периодов тенденциозной идеологической интерпретации реальности здесь не было вообще, а пропагандистские ленты снимались только во время 2 Мировой войны, что естественно.  В Голливуде не всегда придают значение историческим деталям, особенно если это не касается Америки. Например в биографической  ленте о лётчице Амелии Экхард были показаны такие места её деятельности, как Тимбукту (Мали) и Карачи (Пакистан), тогда как это должно было бы быть Тимбукту (Французский Судан) и Карачи (Британская Индия). Или в серии об Индиане Джонсе над местом египетских раскопок полощется флаг современного, а не королевского Египта. Вы не всегда найдёте и точности в географических деталях: в поисках дикой природы Дальнего Запада или просто американского захолустья сегодня нередко выезжают в Канаду, не существует и станции вашингтонского метро «Джорджтаун», показанной в триллере «Нет выхода» с Кевином Костнером. Но в целом американская повседневность изображена очень точно.  Для обратного попросту нет причин.

Одним из основополагающих органичных принципов голливудской эстетики является практически совершенно не замеченное и не зафиксированное ни русской, ни украинской культурой и эстетикой понятие, сформулированное в 1817 С. Т. Колриджем и являющееся общим местом в англо-американской культуре. Я имею в виду понятие «suspended disbelief» или «willing suspension of disbelief», напрочь отсутствующее в русской Википедии (в том числе и в статье о самом Колридже) и прочих справочниках. Термин означает сознательное воздержание читателя или зрителя от неверия в правдоподобность изображаемого и используется не только в фантастическом или приключенческом жанре, но и в показе тех или иных сторон обыденной жизни.

Например, те, кто хорошо знаком с американским судопроизводством или с работой американских больниц, без труда заметят неточности в изображении оных некоторыми судебными и медицинскими драмами и телесериалами. Оперативники  ЦРУ тоже, как правило, не работают так, как это показано в ленте «Миссия невыполнима». Не из всех американских тюрем можно бежать, используя  вентиляционные трубы в потолке, не каждую входную дверь можно выбить одним или даже тремя ударами сапога, а сексом, не снимая нижнего белья, как нам часто показывают в последнее время из непонятно откуда взявшейся моды, занимается в США лишь очень-очень небольшой процент населения. Остальные предпочитают старый способ.

В социальном плане Голливуд  более всего рассказывает о среднем классе, достаточно часто о так называемых «синих воротничках» - рабочих. Малоимущие слои тоже изображаются часто, особенно в телесериалах. Богатых нередко изображают сатирически (эта традиция идёт ещё от Чаплина), любят притчи о перерождении богача в рыцаря (как в «Красотке»), о превращении скряги в раскаявшего благодетеля (как во всех вариантах «Скруджа»), о том, как к рассчётливому миллионеру внезапно вовращается человечность (как в фильме «Большой» с Т. Хэнксом). Архетипа «злого капиталиста», имеющегося в русской культуре, в мифологии США нет, но лент о разрушении личности под влиянием денег в Голливуде всегда было много, от немого периода («Алчность» Штрогейма) и до наших дней («И будет кровь», в русском прокате «Нефть»).

Разумеется, в 1990 годы Голливуд существенно изменился. Во-первых, здесь начали широко осваиваться и внедряться компьютерные спецэффекты. Во-вторых, впервые за более чем столетнюю историю американского кино основным потребителем продукции стала молодёжная аудитория: вплоть до конца 1980-х годов Голливуд снимал фильмы исключительно для взрослых, а молодёжное кино, как и детское, оставалось одним из многих жанров. Именно поэтому в последнее время то, что в Голливуде обычно было мейнстримом,  например такие фильмы, как «О Шмидте» (About Schmidt, 2002), «На обочине» (Sideways, 2004) или «Садовый штат» (Garden State, 2004), превратилось в артхаус, а глубина нередко стала подменяться быстрым темпом действия. Это тоже надо учитывать.

Я вырос на американском кино так называемой «Золотой Эры Голливуда» и был отчасти сформирован Новым Голливудом (фильмами, снимавшимися в 1966-1976). Переехав в Америку, я не обнаружил ни малейшего противоречия между эстетикой «фабрики грёз» и повседневной жизнью в США и продолжаю наслаждаться тем, что реальность, в которой я живу, николько не расходится с тем, какой я представлял её по американским книгам и фильмам – вплоть до мельчайших деталей.

Нравится ли это кому бы то ни было или нет, но Голливуд изображает американскую действительность такой, какая она есть на самом деле, а показываемые детали и нюансы зависят от условности разных жанров, от стилей или от требований времени.

22) РУГАТЕЛЬСТВА. В повседневной жизни американцы ругаются столь же часто, как это показано в голливудских фильмах, если только это не пожилые церковные дамы, профессора университетов или политические деятели. Но используются лишь такие восклицания, как «fuck!» и «motherfucker!». Не более того. Эти слова давно перестали быть матерщиной, чаще всего они выражают досаду и используются, когда на вас упала с полки чашка, когда вы попали молотком по пальцу вместо гвоздя или едва избежали неожиданного удара чьей-то машины на улице. Вы не услышите этих слов ни на торжественных банкетах, ни на конференциях, ни в университетском мире, ни в ресторанах или магазинах. На телевидении такие слова обычно вымарываются из звуковой дорожки или заглушаются при прямом эфире. Но не в кино.

Если кто-то использует «fuck you!» в реальной перепалке, это посерьёзнее, но тоже не столь уж оскорбительно. А если кто-то хочет действительно о ком-то плохо отозваться за глаза или в глаза, скорее всего это будет «fucking asshole!» На работе это используют в кругу близких друзей и коллег, отнюдь не в любой аудории. В армии и полиции да, постоянно, это традиция. Но представить себе, чтобы среди политиков высших эшелонов любой страны Европы или Америки царила такая же грязная матерщина как в российских политических кругах со времён Сталина - невозможно.